Интеллектуальный партнёр рубрики — РВК
Диктатура будущего
ЯНВАРЬ-ФЕВРАЛЬ 2017



Наука не только докапывается до истины, она ещё и меняет мир. Диктатура будущего — раздел о том, что происходит с нами под влиянием эволюции технологий, которая делает нашу обыденную жизнь совсем не похожей на жизнь предыдущих поколений.
Интеллектуальный партнёр рубрики
МАНИФЕСТ
Где у робота душа: можно ли отличить сознание от его имитации
Одушевлённое или неодушевлённое? ­Помните этот вопрос из детской игры в «угадай ­слово»? Его обычно задают в самом начале, ведь это чуть ли не главный критерий, по которому мы делим на две большие группы всё, что встречается в мире. Неодушевлённые объекты — это вещи. Их можно сделать, а можно сломать, но с ними не дружат, не ссорятся, не строят отношения. Самое большее, на что может рассчитывать вещь, — стать частью меня, подобием органа, с которым очень некомфортно расставаться — как очки или смартфон.

А где одушевлённые объекты, там чувства, страдания, а значит, и этические проблемы. При этом ответить на вопрос «одушевлённое или неодушевлённое?» не всегда просто. Я уверен, например, что собаки и кошки одушевлённые. А вот рыбки в аквариуме скорее нет, какие-­то они примитивные. Но мои дети всё равно плачут, ­если одна из рыбок умирает.

Точный ответ не знает даже наука. Одни учёные считают, что способностью чувствовать и осознавать наделены все живые существа, другие — что только существа с нервной системой, третьи — что только люди (иногда), четвёртые — что никто, а способность осознавать и чувствовать не более чем иллюзия.

Для того, кто в душе философ, его собственная одушевлённость всегда под вопросом. Есть ли у меня свобода воли? С точки зрения нейрофизиологии, конечно, нет: все решения определяются электрохимическими процессами в нервной системе. Проблему непреодолимой пропасти между работой мозга и нашими переживаниями исчерпывающе описал ещё Лейбниц: «Если мы вообразим себе машину, устройство которой производит мысль, чувство и восприятия, то можно будет представить её себе в увеличенном виде, так что можно будет входить в неё, как в мельницу. Предположив это, мы при осмотре её не найдём ничего внутри её, кроме частей, толкающих одна другую, и никогда не найдём ничего такого, чем бы можно было объяснить восприятие». Со времён Лейбница мы так и не нашли в мозге ничего, кроме «частей, толкающих одна другую»: нейронов, синапсов, атомов…

Если мы не продвинулись в решении «трудной проблемы сознания», как её называют современные ­философы, то зачем я в очередной раз о ней пишу? Меня ­волнует вот что: однажды (похоже, довольно скоро) мы ­встретим робота, очень похожего на нас «одушевлённостью» своего поведения. Он будет говорить как разумное существо и вести себя как разумное существо. Но если кто‑то ведёт себя разумно, значит, он разумный, ­правильно? У компьютерщиков это называется «тест ­Тьюринга»: если эксперты в течение определённого времени не могут отличить в электронной переписке программу от человека, значит, программа прошла тест на разумность. Тест Тьюринга, кстати, уже несколько лет как был пройден разговорной программой, имитирующей речь мальчика из Одессы, а потом и многими другими программами. Значит ли это, что они разумны? Конечно нет, дело в нашей неспособности отличить разум от его имитации. Ничего этот тест не доказывает.

В общем, нет у науки способов решить такую задачу — это придётся делать нам, опираясь на интуицию. Да-да, вопрос о возможности искусственного сознания, о том, одушевлены ли роботы и какого отношения достойны, будут решать не философы и учёные, а дети и домохозяйки.

Так ведь мы к этому уже вовсю готовимся: в самом, наверное, резонансном сериале прошлого года «Мир Дикого Запада» (а сериалы сейчас, как известно, важнейшее из искусств) весь сюжет крутится вокруг ­того самого вопроса. Каждый новый герой заставляет нас гадать, робот он или человек. Создатели сериала постарались оставить вопрос открытым даже для самых «одушевлённых» героев. Но самое интересное, что ответ на него не зависит от того, сделан герой из мяса или из железа. Разве есть разница между мясными и металлическими машинами? Важно лишь, следует ли персонаж слепо своей программе или осознаёт происходя­щее. А это и есть «трудная проблема сознания».

Мы сами под вопросом. Как-то негуманно задавать этот вопрос про людей – гуманней просто верить, что мы – одушевленные. Но почему тогда не поверить в одушевленность роботов, когда они начнут просить не выкидывать их на свалку? Только потому, что их голова сделана из других деталей?

Обсуждения того, когда начинать рассматривать роботов как «электронные личности» (с огромными последствиями для законодательства, конечно) или как «новую разновидность жизни с особой формой разума» уже начались на самых разных уровнях. Я не знаю, как мы будем решать эту проблему. В конце концов, мы всегда искали братьев по разуму.


Андрей Константинов
Новости
Трёхмерные дороги, тотальная биометрическая идентификация и права роботов
«Городские артерии полны тромбов»
Венис Каббай, эксперт по транспорту, директор по планированию логистики UPS.
«Я люблю рассматривать города из самолёта, они для меня как живые. По артериям улиц и дорог пульсирует кровь, мерцающая красными огоньками стоп-сигналов. Но всё выглядит совсем не так прекрасно, когда я сижу за рулём в полуторачасовой пробке. Мы создали машины, способные передвигаться со скоростью больше ста миль в час, а ездим на них со скоростью конных упряжек. Какой в этом смысл?

Жители США потратили за год почти тридцать миллиардов часов на перемещения. Десятилетиями мы лечили эту болезнь одним средством — строительством новых дорог. Это работало раньше и работает до сих пор в новых, строящихся городах. Но для уже сформировавшейся городской структуры этот метод не подходит. Городские артерии полны тромбов, и нам срочно нужно найти другое лекарство.

Момент озарения наступил, когда я разговаривал с клиенткой из биотехнологической компании. Я понял, что в биологии проблема транспорта исследуется миллиарды лет. Наше тело — это старейшая в мире лаборатория логистики. Что, если решение наших транспортных проблем внутри нас?

Почему кровь течёт по сосудистой системе без проблем, а мы не можем справиться с постоянными пробками на дорогах? Дело в том, что это две совершенно разные структуры. Если все капилляры человеческого тела соединить в линию, её длины хватит, чтобы обернуть Землю два с половиной раза. И всё это ­заключено в трёхмерном пространстве нашего тела. Но если мы взглянем на города, то увидим, что в основном трафик сконцентрирован на плоскости. Решение простое: давайте добавим ещё одно измерение! Тель-­Авив и Абу-­Даби уже рассматривают возможность тестирования подвесных дорог на магнитной подушке, а Airbus разрабатывает концепцию летающих такси — они всё-­таки придут из фантастических рассказов прямо в бизнес-­пространство!

Построение 3D-транспортной сети — лишь один из способов решения проблемы. Примерно 30 % городского трафика — это легковушки, которые ищут место для парковки. Восемьдесят машин из ста перевозят по ­одному человеку. Все эти восемьдесят автолюбителей легко могли бы поместиться в один автобус. Зачем мы столько пространства тратим впустую?

Мы никак не можем выбрать между личным транспортом и общественным. Но мы можем создать машины, сочетающие удобство частного транспорта и эффективность общественного. Представьте, что вы едете в пригородном поезде вместе с тысячей других ­пассажиров, но поезд не останавливается каждые несколько минут — вместо этого вагоны отсоединяются на ходу от основно­го состава и превращаются в отдельные беспилотные автобусы. А когда вы приближаетесь к дому, секция, в которой вы сидите, тоже отделяется и подвозит вас прямо к порогу.

Города будущего заполнятся дронами, летающими такси, модульными автобусами и дорогами на магнитных подушках. Но и это ещё не всё. Сейчас беспилотные машины просто следуют правилам, написанным для людей. Но если весь трафик будет беспилотным, нам не ­нужны будут светофоры, разметка, дорожные знаки. ­Вместо жёстких правил дорожного движения у нас будут динамические саморегулирующиеся алгоритмы. В результате трафик будет напоминать смесь немецкого автобана с мумбайским перекрёстком. Он будет течь свободно, как кровь по венам. Парадокс, но чем скорее роботизируются наши дороги, тем больше в них будет жизни!»

Из выступления на конференции TED
Лицо как пропуск
В Объединённых Арабских Эмиратах вводят обязательную биометрическую идентификацию. Уже существующую в стране систему определения личности по отпечаткам пальцев дополнят технологии распознавания лиц и сканирования сетчатки. Шукри-аль-Браки, директор по регистрации населения, заявил, что такая комплексная биометрическая система увеличит точность распознавания личности до 99,95 %. Система успешно работает в аэропорту Дубая — более того, для ускорения оформления иммигрантов применяют дополнительные альтернативные показатели: распознавание походки и голоса.

Схожие методы намерены использовать в Китае: в парке достопримечательностей города Вужен система распознавания лиц заменит билеты. Биометрия набирает популярность и со временем вытеснит привычные методы идентификации. В будущем, возможно, мы станем сетовать на неудачные отпечатки пальца или изображение сетчатки, а не только на фото в паспорте.
Вы нарушили права роботов!
Три закона робототехники писателя-фантаста Айзека Азимова могут быть использованы при создании ­настоящих законов для роботов в России. Компания Mail.ru Group представила концепцию закона, определяющего правовой статус роботов, и направила проект в юридические институты для оценки. Авторы предлагают считать робота источником повышенной опасности, сочетающим в себе свойства живого и неживого.

В зависимости от типа ­механизма и способности к самостоятельному принятию решений ответственность за действия будет нести владелец, производитель или сам робот. У этой концепции точно есть будущее: она найдёт применение в алгоритмах, регулирующих правила движения активно развивающегося автономного транспорта.
ЦИФРА
17 729

рукотворных объектов находилось на земной ­орбите в июле 2016 года, по данным Космического ­центра им. Л. Джонсона. Космический мусор ­включает 4 242 действующих и вышедших из строя спутника, а также 13 487 ступеней ракет-носителей, разгонных блоков, другой космической техники и её обломков. Первое место по объёму космического мусора занимает Россия — 6 318 объектов. Если в ближайшее время человечество не придумает, как бороться с этой напастью, то, по прогнозам Роскосмоса, полёты в космос скоро станут слишком опасным делом.

СОЧИНЕНИЕ
Подготовил Андрей Константинов
Путеводитель по мрачному будущему
Школьники: чего они ждут от XXI века
Мы знаем, что думают о будущем седовласые футурологи и опытные корпоративные аналитики. Но чего ждут от нового века те, кому его создавать и в нём жить, — подростки? Редакция «КШ» попросила старшеклассников, приехавших со всей России на литературную практику в образовательный центр «Сириус» (Сочи), совершить мысленное путешествие в любой год XXI века и описать увиденное в небольшом фантастическом рассказе. Почти все созданные ребятами картины оказались мрачнейшими антиутопиями. Похоже, будущее скорее пугает молодое поколение, чем манит. Но есть и обнадёживающие новости. Во-первых, в рассказах ребята всячески подчёркивали своё неравнодушие и готовность бороться за иное будущее. А во‑вторых, пусть мы плохо понимаем, чего хотим, но твёрдо знать, чего не хотим, — тоже важно. Предлагаем вашему вниманию десять отрывков из отчётов наших путешественников в будущее, которого они не хотят.
Слепое зрение
// 2035 год // Элина Сергеева
Первой, кого я встретила, была странно одетая девушка: на ней был обтягивающий, телесного цвета костюм, покрывающий всё тело, от щиколоток до кистей. Такого же цвета обувь и рюкзак. Но больше меня поразили её глаза — пустой взгляд. Чуть позже мимо прошёл паренёк в штанах и футболке того же телесного цвета — и всё тот же пустой взгляд.

Я вышла на берег. Вода была болотного цвета, песок коричневый, будто ржавый, на нём мёртвые рыбы. Было душно, даже растениям — вдоль пляжа росла жёлтая трава, на редких деревьях почти не было листьев.

Потом я увидела двух мальчишек лет семи-восьми. Всё в той же однотонной одежде цвета жухлой травы. Они перебегали с места на место и перекрикивались. Один поднял что-то с земли, кинул другому. Тот поймал и кинул куда-то вдаль. Но ничего не улетело, не упало. У них в руках ничего не было, но оба стояли так, будто держали что-то.

— Стреляй! Стреляй скорее! — крикнул один.

— Давай гранату!

— Убило! Убило! — вскричали оба. — Мы выиграли!

Очевидно, они играли в какую-то игру. Но в кого они стреляли? Я ничего не видела. Зато они увидели меня.

— Кто это, Дэн?

— Не знаю, Свифт. — Дэн осмотрел меня с головы до пят пустым взглядом. — У неё не отображены имя и персональный код, да и одета она странно. Возможно, новый персонаж игры.

— Но мы всех убили.

— Линзы не ошибаются, Свифт. Она, наверно, проводит нас на следующий уровень.

Линзы! Вот в чём дело. Тут я всё поняла. Мне нужны были линзы, которые дополняют реальность… Когда я надела их, мир стал другим.

Везде были постеры с рекламой, у одной из стен стоял огромный аквариум с акулами. На людях была красивая яркая одежда, трава стала зелёной, листва на деревьях свежей и густой… Но больше всего меня поразил берег: чистейшие песок и вода. Не было мёртвых рыб, не было реальности. Над играющими мальчиками в воздухе парили надписи: «Дэниэль Руанс 12.444.830» и «Свифт Дефо 41.809.333».
Сериал «Чёрное зер­кало» (Black Mirror). Больше десятка новелл, которые связы­вает между собой только одно: это истории о том, как ­технологии меняют отношения между людьми.
Настоящая реальность
// 2099 год // Роман Кельдышев
Что вы ожидали увидеть, попав в мегаполис 2099 года? Аэромобили? Воздушные дома? Роботов на улицах? Первое, что услышал я, был цокот копыт, а первое, что увидел, — камень, летящий мне в ­голову. Я запрыгнул обратно, закрыл шлюз и сел за рычаги управления машиной времени. Аккуратно подняв аппарат в воздух метров на десять, я вывел на экран картинку с внешних камер. Внизу, размахивая копьями-арматуринами и что-то выкрикивая, стояло человек десять. Выглядели они пугающе: мускулистые, злобные. Я бы решил, что произошла ошибка и меня занесло в далёкое прошлое, если бы не возвышающееся в километре здание МГУ. Я решил не тревожить аборигенов и медленно полетел к громадине бывшего университета. Свет не горел нигде, здания щербато ухмылялись разбитыми окнами, дороги потемнели и покрылись трещинами. Но внизу кипела жизнь. По потрескавшимся дорогам разъезжали всадники, на первых этажах зданий толпились люди, выглядевшие так, словно я попал в средневековье.

— Всё началось с изобретения очков виртуальной реальности, — объяснил профессор. — Потом появились кабинки, имитирующие запах, температуру, вкусы, тактильные ощущения… Люди стали платить огромные деньги, чтобы побывать в «Настоящей реальности» — так назвали своё детище авторы проекта. Со временем система была усовершенствована настолько, что человек мог провести в такой кабинке хоть полвека! ­Богачи стали строить на орбите станции с огромными комплексами «Настоящей реальности», люди победнее копили деньги, чтобы навсегда перебраться туда. Многие города обезлюдели… В Москве отключили электричество: слишком мало оставалось жителей. Но сейчас она не пустует: сюда перебрались бедняки и нищие из малых обесточенных городов в надежде найти других людей и вместе выживать…
Сериал «Области тьмы» (Limitless). Снят по мотивам ­одноимённого фильма Нила Бёргера об инновационных таблетках, которые превращают заурядного человека в супергения.
Однажды мы станем пустым местом
// 2040 год // Диана Орлова
Название ресторана звучало многообещающе — «Счастливый день». Я села за столик и стала вглядываться в происходящее. Люди за ­соседними столами улыбались даже во время еды. Казалось, что улыбки никогда не сходят с их лиц и каждый здесь счастлив.

Ко мне за столик неожиданно подсел парень, улыбчивый, как и все вокруг. «Привет, я 348184, а ты?» Я не поняла, что означал этот набор цифр, но ответила, что меня зовут Маргарет. Он посмотрел на меня так, будто я сказала, что Земля плоская. «Что значит Маргарет? — произнёс он. — Какой у тебя номер?» Всё с той же улыбкой он смотрел на меня, а я вдруг так испугалась, что встала и ушла, не дождавшись заказа.

Я шла по улице, глядя по сторонам и стараясь не упустить ни одной детали. Вокруг не было ни одного грустного, хмурого или хотя бы сосредоточенного лица. Погрузившись в свои мысли, я задела локтем мужчину, который тут же извинился и спросил, всё ли хорошо. Я не выдержала и спросила: «А куда вы идёте?» Его голос звучал крайне дружелюбно: «На завод, как и остальные. Сегодня день переработки ненужных людей, вы забыли? Люди без улыбок нам не нужны».

От ужаса у меня закружилась голова — я села прямо на асфальт, где стояла. Краешком сознания я всё же успела понять, что должна превозмочь страх и отвращение, которые отразились на моём лице, пока эти милые, улыбающиеся люди не отвели меня на завод и не сдали на переработку.
Сериал «Спираль» (­Helix). Сюжет типовой: человечеству угрожает опасная инфекция, появившаяся не без участия учёных.
Жизнь в парнике
// 2047 год // Рената Тураева
Я стояла перед окном и не верила своим глазам. На улицах Москвы почти никого не было! Редкие прохожие шли в марлевых повязках, смоченных водой. Почва была сухой, потрескавшейся. Хуже всего чувствовали себя растения: казалось, их скоро совсем не останется.

Я включила телевизор, чтобы послушать новости.

— Дорогие москвичи, остерегайтесь прямых солнечных лучей! Они могут стать причиной ожогов. На улице сегодня 47 градусов! — предупредила ведущая.

Вскоре я узнала, что деятельность людей бесповоротно изменила климат планеты. Москва страдает от засухи. Увеличилось число лесных пожаров, сезонных ­смерчей. Повышение температуры благоприятствовало развитию тяжёлых заболеваний. Многие территории стали непригодны для жизни…

…Я бежала обратно — к порталу. Я не хочу видеть ­такое будущее. Я этого не допущу. Уже сейчас учёные думают, как нивелировать процессы глобального потепления. Чего только не предлагают, помимо контроля за промышленными выбросами: выводить новые сорта растений и породы деревьев, красить крыши в белый цвет, устанавливать зеркала на околоземной орбите, укрывать от солнечных лучей ледники… Значит, не всё потеряно. Я должна принять меры.
Рабы системы
// 2060 год // Екатерина Татаринова
— Вышел закон, обязывающий уничтожить все книги, — объяснила мне библиотекарь. — Они давали пищу для сомнений, наталкивали на опасные мысли. Государству ни к чему умники, ему нужна рабочая сила, а не бунтующая стая! Ты, наверное, думаешь: «Что же это за библиотека, если книг больше нет?» Книги есть, но в капсулах. Съешь такую, и в голове появятся мысли, которые нужны государству: патриотизм, жажда трудиться…
Планета без человека. Что случится после того, как исчезнет наша цивилизация?
За нами будущее!
// 2053 год // Дарья Доминова
Люди на улицах были словно под гипнозом. Погружённые в смартфоны, они даже не смотрели по сторонам. Роботы — и те общались между собой чаще. Один из них сидел на лавочке и вроде бы никуда не спешил. Я подошла к нему.

— Здравствуйте, не могли бы вы мне сказать, что случилось с людьми: почему они перестали общаться?

— Здравствуй. Это происходило постепенно, по мере того как люди окружали себя техникой. С каждым годом они всё реже разговаривали друг с другом. Сидели целыми днями в телефонах и компьютерах. У них стали исчезать эмоции, а потом пропала речь. Люди стали во всём полагаться на технику. Они перестали гулять, всё время проводят дома. Всю работу за них выполняем мы, роботы. Изобретают теперь тоже роботы. Мы стали путешествовать по миру и узнавать его. Мы делаем то, что раньше делали люди. За нами будущее!
Сакура, цветущая под водой
// 2050 год // Мария Склярова
Платформа медленно уходила под воду, опуская нас на дно — в том самом месте, где до глобального потепления и Потопа находился Токио.

Подводный мир был прекрасен. Первое, что я увидела, — огромные небоскрёбы, погружённые в воду, но при этом живые, мерцающие бесчисленными огнями и увешанные голографической рекламой. Люди ходили по мостикам-переходам от одного небоскрёба к другому. Даже под водой Япония оставалась единым муравейником.

Экскурсовод Нигаи указала на огромный стеклянный шар с кусочком настоящего мира внутри: на зелёной поляне, усыпанной цветами всех оттенков, стояла большая, величественная сакура. Под ней играли дети, одетые в нейрокостюмы, неподалёку беседовали их родители.

— Пускай мы ушли под воду, но мы помним, каким был мир. Наш мир, — повторяла Нигаи.
Сериал «Люди» (Humans). Очередная история о будущем, в котором грань между человеком и машиной стала слишком тонкой.
Поговори со смартфоном
// 2053 год // Владислав Русинов
Небоскрёбы оказались ненужными, офисы пустовали. Взлётные полосы на аэродромах заросли бурьяном, а огромные ржавые самолёты напоминали больших мёртвых птиц. Брошенные на произвол судьбы библиотеки стали похожи на бомбоубежища. Книги были свалены в кучу, как макулатура, и лишь ветер перелистывал их, шурша страницами.

Жители сидели в своих домах, как в норах. Полуслепые, ожиревшие, сутулые, с гнилыми зубами, они упорно осваивали новые технологии. Смысл освоения технологий давно был утерян. Это был процесс ради процесса: уровень за уровнем, цикл за циклом. Движение к цели заменило саму цель, остался лишь страх — не пройти очередной уровень при решении очередной технической задачи. И никто не догадывался, что цели в автоматическом режиме уже давно ставила сама техника.

С детьми не разговаривали ни их матери, занятые только и исключительно гаджетами, ни отцы, прилипшие к экранам компьютеров. С полугодовалого возраста ребёнку вручали смартфон — пусть общается с ним сколько хочет!

Дети овладевали речью всё позже — в четыре года, потом в пять, в семь лет, — а потом совсем перестали разговаривать и даже узнавать родителей. А те продолжали выяснять «ВКонтакте», как лечить эту странную болезнь…
Сериал «Области тьмы» (Limitless). Наука давно обещает нам таблетки, способные радикально улучшить интеллект. Но чем за это придётся платить?
Повстанцы
// 2070 год // Полина Феоктистова
— Государство начинало контролировать нас аккуратно, почти незаметно. Основную информацию черпало из социальных сетей. О каждом можно было узнать всё, стоило только захотеть. У людей не осталось тайн. Но самое страшное произошло, когда создали таблетки, гасившие эмоции и превращавшие человека в подобие робота. Сначала, конечно, эти препараты не были обязательными. Многие самостоятельно пробовали их, а потом это перерастало в зависимость. Без чувств жить легче: не о чем беспокоиться, переживать — полностью концентрируешься на работе или учёбе. Так вот, пять лет назад таблетки стали обязательными. Людям начали выдавать унифицированные комплекты одежды, обуви, предметов быта. Всё остальное изымалось — создавалось так называемое равенство. Мы бежали из Оазиса вместе с некоторыми другими жителями. Не могу сказать, что нас много, но мы пытаемся хоть как-то бороться с установившимся режимом. Это сложно, потому что люди, почти превращённые в роботов, не реагируют на наши призывы. Всё, что мы можем делать, — вывозить людей из города и забирать у них таблетки…
Интересно, появится ли когда-нибудь фильм или сериал, в ­котором будущее изобразят светлым, гуманным и радостным?
Железный грипп
// 2085 год // Алина Ахтарина
— Из-за чего началась эпидемия? — спросила я обитателей бункера.

— Прогресс дошёл до абсурда! Наши учёные сделали роботов похожими на человека не только интеллектуально, но и физически. Когда у роботов появилась иммунная система, они тоже стали болеть. Но то, что для них обычная простуда, для нас зараза, способная истребить человечество как вид. Сейчас в разгаре эпидемия железного гриппа. Это заболевание особенно опасно для людей, хотя исходит от роботов. SOS!
ГЕОГРАФИЯ ПРОГРЕССА
Как мы приближали будущее
События 2016 года, которые изменят нашу жизнь
Андрей Константинов, Мария Пази
Выборы в США, война в Сирии… С точки зрения прессы важнейшие события прошлого года лежат где-то в области политики. Но точно ли именно они будут казаться важнейшими через десять или сто лет? Поворотные события часто теряются в потоке политических новостей: например, жизнь современных людей сильнее всего изменили компьютеры и сети, но мало кто сумеет назвать год возникновения интернета или персонального компьютера. Мы предлагаем альтернативную карту главных событий года — воплощающих новые тренды и угрозы. Кто знает, может быть, именно они определят наше будущее.
1. Сотворить человека
// Кембридж (США)

Легендарный биолог-мил­лионер Крейг Вентер заявил о намерении синтезировать человеческий геном. Проект «Геном человека» (одним из лидеров которого был как раз Вентер) открыл новую эру в изучении наших генетических особенностей и заболеваний, а нынешняя идея может стать началом эпохи коррекции и улучшения нашей генетической программы.
2. Олимпиада для киборгов
// Цюрих (Швейцария)

Впервые в истории прошёл Кибатлон — чемпионат, в котором участвуют люди с ­ограниченными возможностями, использующие механизированные протезы рук или ног, манипуляторы с нейро­компьютерным интерфейсом и экзоскелеты. Россию представляли шесть команд. Второй чемпионат собираются провести в 2020 году в Токио одновременно с Олимпийскими играми — есть немалые шансы, что киборги окажутся сильнее и быстрее обычных спортс­менов.
3. Поговорить с айПавловым
// Долгопрудный (Россия)

Среди проектов, получивших господдержку в рамках Национальной технологической инициа­тивы, — физтеховский «НейроИнтеллект iPavlov» — искусственный интеллект, способный понимать разговорный язык и конструировать осмысленные ответы. Наступает эпоха роботов, способных действительно понимать смысл, а не перебирать готовые варианты!
4. Третий родитель
// Мексика

На свет появился первый ребёнок от трёх родителей. Кроме обычных мамы и папы был задействован донор митохондрий (это одна из органелл клетки). Столь сложная процедура понадобилась, чтобы избежать наследственного заболевания, связанного с генами в митохондриях (там тоже есть ДНК, хотя гораздо меньше, чем в клеточном ядре). Операцию провели в Мексике: законодательство США оказалось слишком консервативным.
5. Закат бензиновой эры
// Гаага (Нидерланды)

Парламент Нидерландов поддержал законопроект, по которому с 2025 года в продаже останутся лишь машины с нулевым выбросом вредных веществ, то есть электромобили.
6. Демоны Дарвина
// Колорадо (США)

Созданы металлические наночастицы, способные уничтожить до 92 % устойчивых к антибиотикам бактерий. Новый метод делает человека чуть ближе к статусу «­демона Дарвина» — универсального доминирующего вида.
7. Творчество нейросетей
// Сеул (Южная Корея)

Нейросеть AlphaGo победила сильнейших игроков в го — стратегию, в которой, как считалось, машина заведомо слабее. Победа стала символом прорыва в обучении глубоких нейронных сетей — вдохновившись, искусственный интеллект начал осваивать творческие профессии.
8. Солнечная крыша
// Лос-Анджелес (США)

Ещё один герой технологий будущего — Илон Маск — продолжает революцию в энергетике. Разработанная компанией Tesla «черепица» для крыш из солнечных батарей будет стоить дешевле обычной черепицы. Это важный шаг не только к зелёной энергетике, но и к энергетической независимости домохозяйств.
9. Гонки гиков
// Дубай (ОАЭ)

Чемпионат мира по гонкам дронов World Drone Prix показал, что в мир приходят совершенно новые виды спорта, в которых мускулы не главное. В 2017-м в Дубае пройдёт настоящая робоолимпиада, включающая такие дисциплины, как битвы управляемых роботов и робофутбол.
10. Право на интернет
// Нью-Йорк (США)

ООН издала ­резолюцию, в которой ­намеренное ограничение ­доступа к информации в Сети и лишение свободы слова онлайн определены как ущемление прав человека. Россия, впрочем, резолюцию не поддержала.
11. Робот как угроза
// Шэньчжэнь (Китай)

Впервые робот напал на человека — причём не какой-нибудь, а робот-­няня. Пока это звучит ­смешно, но с каждым годом поводов для ­серьёзного отношения к этой проблеме будет всё больше и вопросы робоэтики будут всё актуальнее.
12. Дизайн ДНК
// Чэнду (Китай)

Технология редактирования генома ­CRISPR/Cas9 впервые была применена для лечения. Возможность вырезать и вставить любые гены в заданное место на ДНК перевернёт не только медицину, но и генную инженерию — мы сможем заниматься дизайном и программированием живых существ.
13. Запустить. Приземлить. Повторить
// Мыс Канаверал (США)

Корпорация SpaceX успешно осуществила вертикальную посадку ракеты-носителя на плавучую платформу. Возможность повторно использовать ­космические модули в перспективе значительно удешевит полёты в космос.
14. Мисс Дориан Грей
// Палм-Спрингс (США)

Элизабет Пэрриш, директор компании BioViva, опробовала генную терапию против старения — на себе. О результатах эксперимента пока спорят, ясно одно: приближается время, когда мы сможем влиять на исходные причины старения, а не только бороться с его последствиями.
15. Победить вирус
// ЮАР

Началось испытание первой вакцины против ВИЧ-инфекции. В случае успеха у нас наконец-то появится возможность остановить эпидемию.
16. Поговори с вещами
// Редмонд (США)

Компания Microsoft добилась существенного снижения количества ошибок при автоматическом распознавании речи — теперь компьютер делает это почти так же хорошо, как человек. Похоже, главным способом взаимодействия с техникой скоро станет обычный разговор.
17. Да здравствует ГМО!
// Вашингтон (США)

Комитет Национальной академии наук США представил подробный доклад, подтверждающий безвредность генетически модифицированных продуктов. Масштабный анализ эпидемиологических и научных данных поможет снизить уровень общественного беспокойства, а значит, даст шанс обеспечить пищей растущее население Земли.
18. Всех в ковчег!
// Москва (Россия)

Сотрудники МГУ им. М. В. Ломоносова создают биобанк, где будут храниться материалы всевозможных организмов — редких, исчезнувших и процветающих. Главная цель проекта «Ноев ковчег» — получить резервный фонд жизни, чтобы при необходимости клонировать любое существо. Есть немало неприятных вариантов будущего, при которых именно это событие станет самым важным.
19. Съесть мусор
// Киото (Япония)

Обнаружена колония бактерий, использующих пластик как источник питания. Способность этих крошечных организмов быстро эволюционировать на этот раз сыграет на руку человечеству — вырабатываемый ими фермент поможет в буквальном смысле «переварить» загрязнение окружающей среды.
Made on
Tilda